Новости

Новость 1

Новость 2

Новость 3

Статистика

Пользователи : 3
Статьи : 39
Просмотры материалов : 59416

ЭССЕ. Переживания тишины

Я пишу эссе о переживании тишины в тот период жизни, когда это состояние практически отсутствует, его хочется вернуть усилием воли, но не очень получается. Все происходит как раз наоборот: внутреннее состояние разрывается противоречиями, сомнениями, страстями, трудностью принятия решения в течение 4 месяцев. Но есть память о тишине. В детстве, юности, отрочестве переживания тишины, как и первая любовь, дается авансом, а потом, возможно, эти переживания даются человеку в зависимости от того как он живет, что делает, о чем думает, к чему стремится его душа. Мои воспоминания о переживании тишины - они как крупицы личностного золотого фонда, как богатство, которое есть внутри меня.

Трудно было выбрать тему для эссе, возникает сомнения – получится ли написать о переживании тишины, испытывая при этом совершенно другое состояние? Но есть надежда, что эта тема возникла не случайно, и есть довольно сильное желания написать о том, что необходимо мне сейчас как глоток свежего воздуха.

Тишина вкрадывается в мою жизнь грациозной поступью дикой кошки, обнимает, обволакивает, укутывает как будто мягким легким одеялом из детства. Ее легко спугнуть. В ней ей парадоксальная неожиданность – она может длиться мгновения, а кажется, что прошла вечность, она наполняет душу бесценным опытом бытия. Тишина в моей жизни приходит по-разному. Тишина похожа чем-то на влюбленность, которую не ждешь, но она приходит внезапно и наполняет жизнь светом, обрушивается искрящимся водопадом. Она может приходить, как любовь в зрелом возрасте, когда человек к ней внутренне готов. Тогда тишина становится заслуженным состоянием после проделанной душевной работы.

Есть внутренняя тишина и внешняя, иногда они совпадают, иногда нет.

Я и мои дети наслаждаются тишиной в московской квартире. К моему сожалению, это происходит не часто. Это в основном происходит поздно вечером, когда домашние перестают ходить по квартире, хлопать дверцами шкафов, не шумит чайник, не слышен металлический скрежет открывающего лифта на этаже, все соседские машины припаркованы и не слышно гула моторов, голосов соседей во дворе. Наконец-то замолкают все телефоны – домашний, мобильные. Энергия дома наполняется спокойствием и умиротворенностью. Приближается время тишины внутренней и внешней.

Я обнимаю свою дочку. Она прижалась ко мне, как маленький котенок. Мы молчим. Тишине не надо слов. Слова здесь будут лишними Я глажу ее по волосам. Я чувствую ее каждой клеточкой своего тела. Именно в те моменты мы становимся с ней едины, одним телом. Я чувствую, что я и мой ребенок одной плоти, что мы с ней одной крови, что, мы с ней близкие люди. В те минуты тело не становится расслабленным, но оно точно не напряженно. Тело свободно, и одновременно собрано, и эта собранность относится к душе. Собранность здесь как соборность. Удивительно, но именно в тишине для меня есть всегда присутствие Другого. Переживанию тишины не свойственно одиночество, в те минуты со мной всегда есть тот человек, который мне близок или становится близким, или я четко ощущаю присутствие Бога в мой жизни. Я думаю, что при переживании тишины, мы становимся большим, чем нас двое…

Внутренней тишине всегда присуща целостность – души и тела, человека и окружающего мира.

Я вспоминаю нашу дачу, то место, где есть возможность встречаться и быть вместе с папой, мамой, братом. Летняя ночь. Дача, построенная с любовью и вдохновением моим отцом. Вокруг тишина, о которой говорят, что она звенит. Я сижу на крыльце нашего «родового имения», все-все спят. Кругом цветы, посаженные мамой, деревья, выращенные отцом. Все сделано для нас, их детей и внуков. Я чувствую их любовь, забыты все обиды и непонимания. Красота окружающей действительности наполняет душу. Я смотрю на звездное небо, по-другому не получается, хочется смотреть ввысь. Чувства благодарности к родителям за все, благоговение перед ними устремляют взгляд на небо, как возможность достичь своей личной высоты. В те мгновения, я опять не одна, я ощущаю присутствие Бога, имя которому одно – любовь. И только в тишине я могу это чувствовать. Переживанию тишины свойственно наполнять душу красотой.

Мы были на Валааме: мой сын, моя дочь ( им тогда было 12 и 6 лет), я и моя подруга. Вечером послушник, сопровождавший нас в монастыре, повел нас в церковь, которая находилась далеко от монастырского комплекса. Примечательностью храма было то, что освещение в нем было только от свечей. Мы зажгли столько свечей, сколько было необходимо, чтобы видеть убранство храма. Было очень тихо. Мы сидели на деревянных скамейках, смотрели на иконы и свечи и каждый думал, наверное, о чем-то о своем. Неожиданностью для меня было поведение детей. Я понимала, что посещение монастыря в течение нескольких дней может быть утомительным для их возраста и природной активности. Но мои дети затихли, они стали внутренне сосредоточены. Я стала понимать: они находились в церкви, не потому что это требовали правила приличия. Им было очень хорошо, у них была внутренняя потребность быть там. Я чувствовала, что с ними происходит тоже самое, что со всеми нами – ощущение присутствие Ьога здесь и сейчас. В церковь зашли две женщины, попросили у послушника остаться. Они стали петь. Мне показалось в те минуты, что с ними поют ангелы – ничего подобного я не слышала. Я не помню, сколько мы там находились, для меня это было, как целая вечность. Этот эпизод остался одним из ярких событий в моей жизни. Внешняя тишина нарушилась пением, но внутренняя тишина оставалась. Мы молча возвращались из храма, говорить никому не хотелось, в душе продолжали звучать песнопения, было легко.

Мои переживания тишины связаны с чтением Достоевского и Ахматовой, когда то, что они пишут – мне близко и откликается в моей душе. Но это возможно только в полной тишине, в метро я никогда не возьму их книги, т.к. я не смогу там встретиться ни с Достоевским, ни с Ахматовой. Но в людных местах мне тоже знакомы переживания тишины. Когда я иду с любимым человеком, мы держимся за руки, и молчание между нами говорит о большем, чем все сказанные слова. В те минуты есть только он и я, и шум московских улиц, толпа людей не мешает наслаждаться тишиной, все мои мысли, чувства сосредоточены на том, как близок и дорог мне человек, идущий рядом.

Есть истинное переживание тишины, есть искусственное, когда например, просят послушать тишину при групповой работе, или культурные традиции напоминают о минуте молчания. В этих случаях наступает внешняя тишина, но внутренней тишины я никогда не испытывала, потому что это действительно нельзя вызвать усилием воли. Наоборот у меня возникает какая-то неловкость, напряжение, потому что предъявлены требования на короткое время испытать определенное состояние. Переживание тишины для меня – это всегда про спонтанность и искренность. И еще, истинной тишине не свойственна мечтательность. В ней есть чувство реальности, торжественности, полноты бытия. Это особое состояние души. В те минуты я четко осознанную себя настоящую, а также лучшее в себе. Внутренняя тишина - это всегда про встречу с большой буквы, про встречу с собой, с другим человеком, с Богом. Переживания тишины для меня также связаны с умиротворенностью, сосредоточенностью на главных вещах, созерцанием прекрасного и отсутствием внутренних противоречий, борьбы, накала страстей, и в описании тишины одним из главных слов будет слово «мир».

май 2014